Российские средние региональные кредитные организации в 2008-2011 гг. Сравнительная оценка

В статье проведен сравнительный анализ примерно одинаковых (по размеру активов – от 10 до 100 млрд. р. и осуществляемому бизнесу) банков в похожих по уровню развития регионах России. Такой размер был выбран из-за того, что такие банки сохраняют еще «региональность» (банк не становился федеральным), что позволяет учесть некоторую общность, т.е. анализировать усредненные показатели и региональные особенности, характерные для большинства. Кроме того организаций такого размера достаточно много, что дает возможность выявить и проследить некоторые статистические тенденции. С другой стороны в организациях такого размера уже существует достаточно «взрослый» бизнес, построенный не на упрощенных моделях «индивидуальных предпринимателей», который характерен для многих более мелких банков.

Для проведения сравнительного анализа были выбраны банки Самарской области, Республики Татарстан, Свердловской области, Дальнего Востока и Приморья, а также Санкт-Петербурга (см. Приложение 1). В дополнительную, «контрольную», группу выбраны шесть московских банков.

К допущениям, использованным в данном анализе, относится то, что основные сравнения и выводы, приведенные ниже, даны для медианы показателей каждой группы. Описание используемых для анализа показателей и порядок их расчета приведен в Приложении 2. Сделать выводы относительно каждого конкретного банка можно, сравнив его показатель с медианой (больше – меньше). Объяснение присутствующих определенных «разбросов» (крупные отклонения от средних значений) для некоторых банков требуют более детального анализа данных управленческого учета. Так как приведенная ниже сравнительная оценка сделана только на основании официально опубликованных на сайте ЦБ РФ (www.cbr.ru) 101 и 102 форм бухгалтерского учета, то любые объяснения крайних отклонений будут всего лишь предположениями, и поэтому в отчете не комментируются.

Медиана — возможное значение признака, которое делит ранжированную совокупность (вариационный ряд выборки) на две равные части: 50 % «нижних» единиц ряда данных будут иметь значение признака не больше, чем медиана, а «верхние» 50 % — значения признака не меньше, чем медиана (см. http://ru.wikipedia.org/wiki/медиана_(статистика)).
Табличные показатели для каждого из банков, участвующих в анализе, можно получить при желании. Они не приводятся из-за большого объема данных.

Приведенные выводы, а также расчет показателей, делаются с точки зрения собственника (потенциального инвестора) или руководителя банка. Полученные оценки, прежде всего, позволяют анализировать данные именно с позиций этих заинтересованных лиц, оценивая то, насколько какой-то конкретный актив соответствует текущим рыночным (или средним) тенденциям. Также статья позволяет представить то, насколько средние показатели банковского бизнеса по конкретному региону сравнимы с аналогичными, прежде всего не московскими значениями в нескольких регионах РФ.

Отдача на капитал

Одним из основных показателей, с которого начинается анализ состояния любого банка с точки зрения его собственника или инвестора, является то, насколько эффективно работает вложенный в банк капитал (показатель рентабельности акционерного капитала ROEA, см. рис. 1). Прошедший 2011 год показал, что банки, сгруппированные по территориальному признаку, воспользовались этим годом совершенно по-разному. Так, по итогам 2010 года казалось бы, что вход и выход из кризиса (с точки зрения поведения показателя ROEA) в группе Екатеринбург и Самара очень близки. Анализируя форму кривых на графике рис.1, можно увидеть, что эти группы банков продемонстрировали примерно одинаковое сильное падение в 2009 и плавный (скорее L-образный) выход в 2010 году, и по показателю ROEA эти банки еще были далеки от докризисных показателей. Для банков Татарстана и Санкт-Петербурга до 2011 была характерна иная динамика: падение в 2008-09 было гораздо меньшее, но и гораздо более медленное восстановление в 2010 (см. рис.1).

Но как все изменил 2011 год. Оказалось, что не все так уж и гладко. Уральские и Питерские банки продолжили относительно сильное восстановление и даже обошли по показателю ROEA кризисный 2008. А для банков Поволжья 2011-ый был годом снижения показателей рентабельности капитала. Как будто появилось две страны. В одной «жить стало лучше, жить стало веселее». А в другой правят бал стагнация и отсутствие дивидендов собственникам. Банки Поволжья, прежде всего Самарской области и Республики Татарстан, ухудшили показатели 2010-го, и так и не оправились от кризиса. Из остальных наиболее сильное (V-образное) восстановление показали банки Дальнего Востока, которые уже превысили все, что можно, и «пробили» границы диаграммы (по показателю ROEA). Злые языки скажут: «Посмотрим, что будет с банками Приморья после проведения саммита АТЭС 2012». Что ж, посмотрим, но, стоит заметить, что по показателю ROEA эта группа была в лидерах и в 2008, когда денег на потемкинские мосты не было еще и «в помине». Про поведение московских банков сказать что-то определенное по полученным официальным данным сложно. Все же это другая страна, другая ментальность. «Несовсемроссия». Или «Совсемнероссия»...

Рисунок 1 ROEA в 2008-2011

Если процентные показатели не так захватывают дух от ощущения размеров пропасти между «странами», то можно сравнить валовые показатели по прибыли, полученной в среднем акционерами банков (анализируются также медианы). Используем для этого показатель EVA – прибыль (после налогообложения) за вычетом стоимости акционерного капитала по минимальной ставке Сбербанка на депозитные сертификаты (см. рис.2). Другими словами, насколько больше заработали менеджеры банков своим акционерам по сравнению с минимально рискованными (в России) вложениями на депозитах Сбербанка.

Рисунок 2 EVA в 2008-2011

Все осталось примерно на своих местах. Поволжье в реальном минусе – усилиями менеджмента акционерный капитал генерирует убытки. Все остальные заработали показатели, сравнимые с 2008 годом. А кто-то и больше. Существенно больше.

Стоит заметить, что часто менеджерами банков в частных беседах декларируется то, что реальная прибыль «умными» менеджерами банков просто не показывается. В связи с тем, то это не выгодно, не принято, и даже просто вредно для бизнеса. Данные высказывания при сравнении разных регионов просто не имеет смысла комментировать. Это все «в пользу бедных». Понятно, что большинство российских предприятий, и банки тут вовсе не исключение, используют схемы «выплаты» дивидендов, а также «удержания опционами» менеджерам с доходов (оборотов): когда часть денег на самых ранних стадиях (зачастую еще ни признанных даже доходами, а не то, что прибылью), «почти честно» изымается и «обеляется» специальными подразделениями современных Робин Гудов в пользу своих руководителей. Но такой механизм существует точно не исключительно в Поволжье или каком-то еще конкретном месте на карте страны. Он принят на вооружение повсеместно в России. И такого рода изъятия не должны влиять на характер отражаемых в приведенной статистике зависимостей. Скорее, их стоит рассматривать как некий налог с оборота, действующий везде примерно по одинаковым правилам. Поэтому, все же, я считаю, причины неэффективности одних групп банков перед другими стоит искать в несколько ином. Например, в разнице экономического состояния по регионам, региональной динамике развития банковского сектора или неэффективности конкретной группы менеджеров.

Проверим, имеет ли поведение показателя отдачи на капитал какую-то связь с общим экономическим состояниям каждого региона. Для анализа экономического развития регионов выберем, например, показатель валового регионального продукта (ВРП) в текущих ценах на душу населения, скорректированные на индекс-дефлятор (чтобы учесть официальную инфляцию) для этих же регионов . Сравнивая соответствующие показатели (см. рис.3), можно заметить, что из общей картины существенно выбиваются банки Дальнего Востока. При одном из самых невысоких показателей ВРП на душу населения, они оказались самыми эффективными (московские банки мы в данном случае не рассматриваем) с точки зрения их собственников. Хотя, похоже эффект саммита АТЭС, на который любят ссылаться, уже сделал свое дело в 2009 и 2010, а в 2011 показатель ВРП стабилизировался. Каких-то иных существенных отклонений в динамике, пожалуй, нет. 2011 год – год стагнации для всех, может быть за исключением Урала, который показал рост ВРП на душу населения как в 2010, так и в 2011. Но рост этот был не таким уж и феерическим – с уровня Самарской области до уровня Республики Татарстан (он же - средний по России). Ну, пожалуй, стоит все же указать на несколько более неудачную динамику показателей для Самарской области за прошедшие четыре года.

Данные по ВРП за 2008-2009 взяты с сайта Госстата (www.gks.ru), данные 2010 являются неподтвержденными значениями из открытых источников СМИ. Данные о ВВП и индексе-дефляторе за 2008-10 годы взяты с сайта Госстата.
Данные о ВРП взяты для Самарской и Свердловской областей, Республики Татарстан, городов Москва и Санкт-Петербург, также взяты усредненные данные для Дальнего Востока (суммарные данные по Хабаровскому краю, Приморью, Амурской области).

Рисунок 3 ВРП (в тыс. руб.) на душу населения в 2008-2011

Попробуем проанализировать динамику развития банковской системы по регионам. Для этого воспользуемся показателем суммарного отношения активов анализируемых групп банков к ВРП их базового региона (см. рис.4). Пожалуй, и тут за 2011 год серьезных нерегулярностей нет. Во всех регионах стабильный рост активов банков по отношению к ВРП.

Очевидно, что два проанализированных показателя не полностью отражают состояние экономик регионов, а также банковского сектора в них. Но все же, с некоторым допущением можно считать, что каких-то существенных, особых потрясений за 2011 год средние региональные банки какого-то отдельного региона не испытали. Все, что было присуще отечественной экономике - вялый рост, отсутствие прорывных идей в предверии выборов, - было примерно равномерно представлено во всех регионах.

Рисунок 4 Отношение суммы средних активов банков к ВРП в 2008-2011

Удельная доходность и чистая процентная маржа

Чуть более подробно попробуем посмотреть то, как отличаются рыночные ниши для выделенных групп банков. В 2011 году показатель чистой процентной маржи (показатель NIM, см. рис.5) вырос практически для всех групп банков, кроме Приморья и Москвы. Но их показатели в прошлые годы были заметно выше остальных, так что это снижение никак не повлияло на их позиции лидеров по этому показателю. Фактически (может за исключением самарских банков, для которых рост был, скорее, в среднем, номинальным) для всех банков произошло выравнивание по показателю NIM на величинах, примерно на 1,5% ниже уровня 2008 года.

Рисунок 5 NIM в 2008-2011

Рост в 2011 году показателя NIM сопровождался ростом удельной маржи (см. рис.5 и 6), за исключением, пожалуй, банков Самарской области. Доля процентной (рис.7) в общей марже в 2011 году существенно выросла, что косвенно говорит о том, что процесс кредитования (сбора процентов, если быть более точным) в 2011 году двинулся в сторону докризисных показателей. При этом большинство банков посчитало возможным увеличить свои тарифные ставки с целью увеличения непроцентных доходов (рис.8). Все группы банков увеличили за 2011 год долю рабочих активов в активах (см. рис. 9) почти до докризисного уровня. Более того, средний уровень активов по каждой группе рос все четыре года (см. рис. 10).

Рисунок 6 Удельная маржа в 2008-2011

Все это не позволяет существенно выделить какой-либо из регионов в сторону более благополучной среды обитания для банков. Да, есть определенная специфика для банков Дальнего Востока – им, похоже, удалось реализовать мечту многих банкиров о более высокой доле непроцентных доходов. Особенно, наверное, по этому поводу обидно банкам из контрольной (московской) группы: там с непроцентными доходами совсем все плохо. Стоит отметить, что маржа на том же Дальнем Востоке всегда объективно была выше (и NIM, и удельная). Но, наверное, на этом типичные нерегулярности заканчиваются.

Рисунок 7 Доля процентной маржи в общей марже в 2008-2011

Рисунок 8 Доля непроцентной маржи в общей марже в 2008-2011

Рисунок 9 Доля работающих активов в 2008-2011

Рисунок 10 Средние активы (в млрд.р.) в 2008-2011

Можно достаточно долго спорить, что именно повлияло сильнее на низкую эффективность, например, у банков Поволжья, или слабые показатели ВРП на душу населения в Самаре, или не лучшее отношение банковских активов к ВРП в Татарстане. Возможно, при каком-то более глубоком исследовании и будут выявлены особые зависимости, указывающие на то, что какой-то регион все же более депрессивен. На мой же взгляд, в первом приближении, дело не в том, что чья-то региональная макроэкономике лучше или хуже, или чьё-то региональное управление Центрального Банка РФ более жестко регулирует местные банки. Есть более сильные показатели, влияющие на эффективность. Это сами банки и люди, которые в них работают. Далее попробуем более внимательно проанализировать, в чем кроются причины такой убежденности.

Эффективность деятельности

Два самых простых показателя, которые могут дать первичную оценку эффективности банков и их менеджеров, это ER – коэффициент эффективности (см. рис. 11), и отношение EVA к размеру трансакционных издержек (см. рис. 12). Посмотрим, сколько копеек потребовалось каждому банку потратить на свою деятельность для того, чтобы получить рубль доходов (показатель ER). Можно заметить, что этот показатель почти у всех вырос, у большинства - до докризисных уровней. Только Самарские банки его сократили за прошлый год. Но, если быть честным, то «сократили» с первого места до затрат уровня уральских банков. Наверное, и уральские и приморские банки могут себе «позволить» с их уровнем прибыли тратить на себя (заработная плата, компенсации менеджерам, аренда и проч.) относительно больше.

Но, уж если стало интересно, насколько велика заслуга менеджмента в успехе банка, то можно использовать предложенный Полом Страссманом именно для этого показатель. Давайте удалим из затрат на содержание все затраты, не связанные с качеством управления (амортизацию, расходы, связанные с содержанием (эксплуатацией) имущества и его выбытием, услуги связи, телекоммуникационных и информационных систем). Получим, по сути, только одни трансакционные издержки (затраты на персонал, представительские, командировочные, рекламу, штрафы и пени, а так же так называемые «другие» расходы). Это затраты, которые непосредственно зависят от руководства, и косвенно характеризуют стоимость (качество) управления. «Стоимость» самого бизнеса - осуществление конкретных сделок, выбор рынков, качество продуктов - остаются тут за скобками. После этого рассчитанную ранее величину EVA разделим на сумму трансакционных затрат (см. рис.12).

Рисунок 11 ER в 2008-2011

Фактически, на диаграмме получим изображение, сколько копеек чистой прибыли генерирует один рубль управленческих усилий. Соответственно, картина подтверждает ранее сделанные предположения. С тем уровнем маржи, которые генерируют банки Поволжья, принятый ими размер условно-постоянных затрат (прежде всего, на персонал и управление) просто неприемлем. Небрежность в затратах этих банков «проедает» акционерный капитал собственников этих групп. Ну, а «другая страна», в данном случае, весьма эффективна. По крайней мере, на фоне Поволжья. Интересно было бы сравнить эти группы банков (Питер, Урал, Приморье), например, с усредненным показателем для аналогичных банков по Москве. И с нетерпением ждем окончания саммита АТЭС. С чувством реальной надежды, что «злые языки» не правы. И тогда, возможно, все станет на свои места. В этом случае можно будет определиться – из чего действительно состоит «феномен Дальнего Востока».

Рисунок 12 Отношение EVA к трансакционным издержкам 2008-2011

Резервы и просроченная задолженность

2011 год стал годом снижения показателя средней доли официальной просроченной задолженности в активах. Только средние показатели по уральским банкам продолжили расти до уровня самарских банков (см. рис. 13). Очевидно, что до докризисного уровня просроченной задолженности достаточно далеко всем группам банков, за исключением банков Дальнего Востока. Но у них был показатель более высокий и в 2008. На него они, в среднем, и вернулись. Что позволяет сделать предположение либо о более уверенном восстановлении бизнеса в регионе по сравнению со всеми остальными, либо о более честном отражении просроченной задолженности в отчетности.

Рисунок 13 Доля просроченной задолженности в активах в 2008-2011

2011 год разделил региональные банки на две группы по поведению показателя «отношение резервов к активам» (см. рис. 14). Средние показатели продолжили рост у самарских и уральских банков. Остальные банки оставили этот показатель в среднем на прошлогоднем уровне или даже несколько сократили его. Фактически на докризисные уровни баланса доли резервов на рубль просрочки вышли большинство рассматриваемых групп, за исключением, пожалуй, самарских банков, у которых эти показатели существенно ниже докризисных. Судя по большой доле просроченной задолженности, видимо, эти банки имеют недостаточный размер резервов. Такой вывод можно сделать, сравнивая их с аналогичными банками других регионов. Интересно, как бы изменилась прибыль самарских банков, если бы они выровняли это отношение с примерно докризисным уровнем (как и у остальных), увеличив резервы примерно на 70%?

Рисунок 14 Доля резервов в активах в 2008-2011

Рисунок 15 Отношение созданных резервов к просроченной задолженности в 2008-2011

В процессе развития прошлого кризиса регулирующие органы стали уделять более серьезное внимание рискам ликвидности банков. В связи с этим не менее интересно состояние рисков ликвидности в анализируемых группах. Из официальных данных можно получить не так много информации, потому рассмотрим пока только разницу активов и пассивов (GAP-ы или «разрывы» ликвидности) в разбивке по срочности активов и пассивов. Совершенно видно, что даже с учетом равномерной амортизации активов и пассивов (см. рис. 16) GAP-ы ликвидности указывают на то, что все группы банков занимаются арбитражем, привлекая короткие пассивы (преимущественно «до востребования»), и финансируют ими кредиты до года. Наименьший размер рисков в разрыве ликвидности (большая сбалансированность активов и пассивов по срокам), в среднем, у банков Урала. Понятно, что самый неудачный показатель здесь в среднем у банков Москвы и Дальнего Востока. Для Дальнего Востока ситуация может указывать на разные причины. И для всех очевидно, что это примерно тот же бизнес, что послужил спусковым крючком кризиса 2008 года: занимать «короткие» и более дешевые деньги, и переупаковывать их в более «дорогие» длинные кредиты. Начался этот бизнес не вчера, статистика прошлых годов показывает примерно туже картину (см. рис. 18).

Рисунок 16 GAP-ы ликвидности по срочности активов и пассивов (в 2011г.)

Рисунок 17 GAP-ы ликвидности по срочности активов и пассивов (в 2008г.)

Оценка структуры активов и пассивов

В заключение еще пару слов о структуре пассивов и активов выделенных групп банков. Оценивая официальную статистику, можно заметить, что, например, заявления о том, что кризис привел к резкому увеличению доли физических лиц в пассивах банков, если анализировать показатели для средних региональных банков – не совсем очевидны (см. рис. 18). Предположим, для банков Татарстана, в среднем, видимо, это так. А в основном, для остальных, 2011 год стал даже годом уменьшения доли денег населения в пассивах. Как, в прочем, и не было существенного падения доли средств юридических лиц в пассивах банков (см. рис. 19) (группу банков из Москвы не рассматриваем, как нерепрезентативную).

Рисунок 18 Доля средств физлиц в пассивах в 2008-2011

Рисунок 19 Доля средств юрлиц в активах в 2008-2011

Зато совершенно иная история с долями в активах банков. Прежде всего, стоит заметить, что банки Урала и Дальнего Востока гораздо больше работают с физическими лицами (рис. 20). Выделенные группы банков Поволжья и Питера, скорее, обозначают свою активность в сегменте частных лиц, видимо, не умея работать с розницей (опасаясь повышенных рисков) и недополучая маржи этого сегмента. Поэтому восстановление кредитования физических лиц произошло в 2011 году только в средних банках Урала и Дальнего Востока. Для всех остальных этот клиентский сегмент стагнировал в 2011 и падал все три предыдущих года.

Рисунок 20 Доля кредитов физлиц в активах в 2008-2011

Соответственно, во многом зеркальная ситуация по доле кредитов юридическим лицам в активах выделенных групп банков (см. рис. 21). Для банков Поволжья и Питера 2011-ый стал годом восстановлением долей кредитования до почти докризисных величин.

Рисунок 21 Доля кредитов юрлиц в активах в 2008-2011

Но, очевидно, что существует существенный избыток ликвидности для региональных банков, который не идет в сектор кредитования, а вкладывается в различные ценные бумаги (см. рис. 22). Либо банки не находят достойных кандидатов на кредиты, либо считают (по-моему такое мнение достаточно легкомысленное), что таким образом могут уменьшить риски по ликвидности.

Рисунок 22 Доля активов размещенных в ценных бумагах в 2008-2011

Краткие итоги

Как и указывалось в прошлых статьях на эту тему, кризис прежде всего в головах людей. А потому произошедшие резкие ухудшения показателей банков в 2008-09 годах могут ликвидировать, выправить положение только люди, на это способные. Ожидание изменения мировой или какой-то иной конъюнктуры вряд ли продуктивно. Особенно сейчас, когда надежды на новое «долго и счастливо» не оправдываются.

Причем приведенная статистика показывает, что подход: «у всех плохо», «а где взять других, тех, кто сможет?» нерезультативен. Есть возможности даже сейчас, и даже не для госбанков. Кто-то их может использовать, а кто-то больше озабочен своими личными целями.

Пускай статистика - это взгляд в зеркало заднего вида едущего автомобиля. По крайней мере, она позволяет, в сухом остатке, оценить то, кто как распорядился своими возможностями. В прошлом. А значит пофантазировать, а какое может быть будущее. У тех, кто ответственен за такое прошлое.


Станислав Тульчинский tulchinsky@b2b-group.ru

Приложение 1. Список банков, участвующих в анализе

Таблица 1 Список банков

Приложение 2. Анализируемые показатели

Выбранный для анализа банков набор показателей характеризует эффективность каждого банка с нескольких сторон:
• ROAE (Return on Average equity) - Эффективность банка с точки зрения собственников (рентабельность капитала), показывает, сколько заработал за год один рубль акционерного капитала;
• reserve/EAssets, (Average Earning Assets) - отношение сформированных резервов к средним рабочим активам, показывает рискованность прошлой и текущей кредитной политики , какая часть рабочих активов может стать проблемной по оценке банка. Показатель «отношение сформированных резервов к просроченной задолженности» (reserve/NPA) – достаточно ли созданных резервов для покрытия текущих убытков от проблемных ссуд, отношение просроченной задолженности к средним рабочим активам (NPA/EAssets) – какая часть текущих рабочих активов оценивается банком как проблемная;
• Эффективность осуществления основного банковского процесса (Чистая процентная маржа Net Interest Margin, NIM). Рассчитывается как соотношение чистого процентного дохода банка к средней сумме его работающих активов. Другими словами, этот показатель показывает, кто из банков наиболее успешен в основной деятельности – торговле деньгами;
• Эффективность менеджмента организации с точки зрения управления ее издержками (Коэффициент эффективности - Efficiency Ratio). ER показывает какой процент заработанных доходов банка тратится им на свое содержание. Рассчитывается путем деления расходов, связанных с обеспечением деятельности кредитной организации и прочих расходов, на совокупный валовой доход за минусом доходов от восстановления резервов по ссудам;
• EVA (Economic Value Added) Экономическая добавленная стоимость – показатель характеризует насколько рентабельным является бизнес с позиции собственников предприятия, представляет собой прибыль предприятия от обычной деятельности за вычетом налогов, уменьшенная на величину платы за весь инвестированный в предприятие капитал;
• EVA\ТС (EVA to Transactions costs Ratio) отношение показателя EVA к сумме трансакционных издержек – показатель характеризует насколько эффективно выстроена система управления компанией с точки зрения собственника, представляет собой величину заработанной чистой прибыли предприятия (EVA) за один рубль понесенных трансакционных издержек.

Приложение №3 Некоторые расчетные данные

Таблица 2 ROEA за 2008-11 годы

Таблица 3 ER за 2008-11 годы

Таблица 4 EVA/ТС за 2008-11 годы

mail@b2b-group.ru

Создание сайта —
студия BlackBox
Copyright © b2b-group При копировании информации, ссылка на источник обязательна. Полное либо частичное копирование информации с этого сайта на другие ресурсы разрешено только при наличии видимой ссылки на наш сайт.